суббота, 30 октября 2010 г.

Роды первые. Даниил.

Хотела я написать, про то как родилась наша Алиска. Но бдительный сын сразу расставил все точки над "Ё":) Сказал, что сначала надо про него написать. Попыталась я отговориться тем, что про его роды уже писала на "7-е", и его история была опубликована 26 декабря 2005 года. Но дитё на мякине не проведешь:) Поэтому дублирую свой рассказ в блог. Пусть сын будет доволен:)
Итак:

История одного рождения


Прошел один год и четыре месяца с того момента как мы с мужем помогли нашему сынишке Данилке появиться на свет. Вот как это было.
Родить мне полагалось 2 августа, но думалось что рожу я третьего числа, ко дню рождения моей подруги или четвертого, на четырехлетие нашей с мужем свадьбы. Однако ребенок решил, что обе эти даты для его рождения не подходят. Родственники начали шутить, что он видимо, преподнесет себя в подарок бабушке, моей маме, на 13 августа. Когда на календаре было тринадцатое, я «перехаживала» на одиннадцать дней, а сын все не спешил рождаться. Не было даже ложных схваток, хотя на 37-38 неделе они были частыми гостьями и заставили всю семью поволноваться. Родственники уже не шутили, они с интересом ждали развязки.
16 августа, по договоренности с врачом, я должна была явиться в роддом и остаться в отделении патологии беременности. Надо ли говорить, как мне этого не хотелось…
И вот наступило 15 августа. Часов в девять утра, у меня заболел живот. Вылезать из теплой кроватки не хотелось и я, свернувшись клубочком, проспала еще часик. Боль вернулась вновь, разбудив меня окончательно. В тот момент я думала, что больше никогда не буду так много кушать на сон грядущий. Помнится, по привычке я даже выпила таблетку для нормализации жизнедеятельности кишечника и как мне показалась, она помогла.
Я спокойно уселась смотреть «Квартирный вопрос» и была крайне удивлена вернувшейся болью. Вот тут то меня и осенило: «Схватки!». И далее: «Ой, мамочки, так ведь рожаю уже».
Вспомнив все, чему меня учили на курсах подготовки к родам и, созвонившись со свом гинекологом, я начала фиксировать частоту и продолжительность схваток. Разбудила мужа радостным известием. Вместе проверили собранные заранее сумки с вещами и стали ждать развития событий. У меня началась паника, которая прекратилась сразу, как отошла «пробка». Вновь созвонившись с гинекологом, приняла решение ехать в роддом на «скорой», а не на своей машине как планировали.
Карета «Скорой помощи» приехала быстро и, заполнив все документы, мы отправились в «путешествие». Везли нас на старой «Газели» и я уверена, что после такой поездки хочешь ты или нет, а родишь. На занятиях нам говорили, что ехать в роддом нужно медленно и желательно стоять на заднем сидении на четвереньках. Это что бы не сидеть на голове своего ребенка. А меня всю дорогу побрасывало и кидало в разные стороны…
Добрались мы до роддома. Бригада «скорой» передала нас дежурному доктору. Схватки на тот момент были уже очень сильными, а нужно было вновь заполнять какие-то документы. В моей карте лежала памятка, полученная на курсах по подготовке к родам. В ней подробно было описано как нужно вести себя во время схваток и потуг, что в это время должен делать муж. К сожалению, незаметно для меня эта памятка была изъята медперсоналом.
В приемном покое нас спросили, будем ли мы рожать вместе. Ответив утвердительно, мы с мужем направились в родовой зал. Идти я уже могла только в перерывах между схватками.
Родовая палата была рассчитана на двух рожениц и в ней находилась только что родившая женщина, а у нее на руках посапывал малыш. Когда я их увидела, то поняла, что и я смогу родить и бояться мне нечего. Медсестра задернула занавеску, отделив нас от молодой мамочки, и мы начали готовиться к процессу родов. Муж разместил все наши вещи на стуле и полу. Никаких особых удобств не было и, несмотря на август, в родовой было прохладно. Муж переоделся в специально купленный комплект «Для отцов».

В нем он стал подозрительно похож на доктора. Я очень порадовалась, что мы захватили с собой фотоаппарат и, не смотря на все усиливающиеся схватки сфоткала его на фоне плакатов.
Для меня тоже был приготовлен специальный наряд для рожениц. Но я решила одеть его ближе к моменту потуг и осталась разгуливать в халате. Так меня муж и сфотографировал.

На фотографии рядом со мной тот самый родильный стол, на котором появился на свет наш сыночек. Сразу после «фотосессии» меня скрутила сильная схватка.
Пришла доктор, представилась и сказала, что она будет меня наблюдать. Нужно было проверить, как продвигается раскрытие. Этой процедуры я очень боялась, но оказалась что на фоне схваток я фактически ничего и не почувствовала. Доктор сообщила, что процесс идет по классической схеме и, посоветовала больше ходить. Так как желающих родить прямо сейчас было предостаточно, доктор оставила нас вдвоем с мужем. Мне предстояло наматывать круги под его присмотром. Во время все более продолжительных схваток муж делал мне массаж, как его учили на курсах. В перерывах между схватками я говорила, что неплохо было бы уже начать собственно сам процесс рождения. Снова пришла доктор, на этот раз вместе с акушеркой и я полезла на «стол». Посовещавшись, они забрякали какими-то инструментами и, несколько секунд спустя я почувствовала, что по ногам льется вода. Я предположила, что мне прокололи околоплодный «пузырь» и спросила их об этом. Мне ничего не ответили, но, переговариваясь между собой, отметили до чего же нынче умные роженицы пошли.
И снова мы с мужем остались вдвоем. Не представляю, как бы я осталась одна в родовой палате (родившую женщину уже увезли). Как-то жутковато там было и неуютно. Внушительных размеров комната, с большими как в спортзале окнами, минимум мебели, зато много медицинских приспособлений, настораживающего вида коврик рядом с родильным «столом». По стенам развешаны совершенно не вдохновляющие на подвиг плакаты. Но думать об этом я могла все меньше, так как схватки становились все чаще и продолжительнее. Когда ноюще-тянущие ощущения становились совсем не выносимы, я присаживалась на корточки, держась за мужа. А потом и вовсе стояла на четвереньках на ставшем таким милым и родным коврике и пыталась делать «восьмерки» как показывали на курсах, что бы снять боль. В какой-то момент меня начало «тужить» и я решила, что уже вот-вот рожу. Муж отправился за доктором, но вернулся один. Он сказал, что доктор сейчас принимает другие роды. Я и сейчас помню свое негодование: «Какие другие роды?! Я сейчас рожу! Мне нужен доктор!!!».
Но без доктора «изгнание» малыша не началось, как в прочем и при докторе. Еще во время беременности моя гинеколог поставила мне диагноз: узкий таз, первая степень. Я очень волновалась по этому поводу, мне не хотелось делать кесарево. Но все врачи, которые наблюдали мою беременность, в один голос утверждали, что у меня не крупный плод. Они смотрели на меня и на моего мужа и говорили, что волноваться совершенно не о чем, вес ребенка вряд ли будет больше трех килограмм.
А между тем мне разрешили «тужиться», чему я была очень рада. Думала, вот еще капельку пострадать и все, малыш будет у меня на руках. С мужем мы договаривались так: он будет со мной во время схваток, а когда начнутся потуги, может выйти в коридор и подождать там. Но он принял героическое решение остаться со мной и помог залезть на «стол». Я была ему очень благодарна, потому что самое «интересное» только начиналось…
Стараясь дышать так, как нас учили на курсах, я прилагала все усилия, что бы вытолкнуть сына. Муж стоял рядом и держал меня за руку. Но ничего не получалось. Акушерка ругала на меня, говорила, что я не хочу ребенка, что боюсь сделать себе больно. Возможно, те ощущения немного стерлись из памяти, но мне кажется, что боль была вполне переносима. Помню жгучее чувство обиды на эту тетку в тот момент, обвинения были совершенно не заслуженные.
Тут ко мне подошла еще одна врач и прикрепила к животу датчики. Это была неонатолог. Сняв показания с прибора, она о чем-то посовещалась с акушеркой и доктором. Думаю, что если бы меня предупредили о том, что хотят делать, то я бы так не орала. А сотворили надо мной эпизиотамию, т.е. рассекли промежность. Я орала: «Не режьте меня-я-я!». Мой вопль разнесся по всему этажу. Это было самое сильное болевое потрясение за все время родов. Не только для меня, но и для мужа. Но оно закончилось в считанные секунды. На курсах нам рассказывали об этой процедуре, и я понимала ее смысл. А тем временем неонатолог встала рядом со мной и с силой надавила на живот. Про это нам тоже рассказывали, и я ожидала дикой боли. Но не почувствовала ровным счетом ни чего. Хотя муж потом рассказывал всем, что врач буквально лежала на мне. Видимо головку моего малыша удалось продвинуть. На следующий призыв акушерки «тужиться» я откликнулась с огромным вдохновением. Буквально за две потуги я вытолкнула сына. И вот оно, ощущение безграничного кайфа. Расслабились тело и мозг. Я сразу спросила, кого собственно родила? Акушерка ответила, что сына и удивилась, неужели на УЗИ не говори. Конечно, говорили, но вдруг…
Сына сразу положили мне на грудь. Он был красивого фиолетового цвета, сказалась нехватка кислорода. Но прямо на глазах цвет менялся и скоро мой красавец был, как и положено «маленьким розовым поросеночком». Доктор спросила: «Ну что мамочка, как думаешь, какой вес у твоего сына?». «Думаю килограмма четыре» - ответила я. Как показало взвешивание, я почти не ошиблась, вес – 3800 грамм; длина 54см. Ну и где же обещанный некрупный младенец?! По Апгару мы получились 8-9 баллов.
Малыша унесли под лампу, греться. Радостный папочка унесся вместе с ним. Меня подштопали и захотели вколоть окситоцин. Хотя на обложке карты крупно красной пастой было написано: «Возможна аллергия на окситоцин!». Спросили, а делала ли я тест? Нет, говорю, боялась за ребенка, поэтому и не делала. Доктора были настроены все же, вколоть мне лекарство: «Так полагается!». Только благодаря настоянию мужа, врач сначала ввела маленькую пробную дозу. Когда пришло время проверять реакцию, то ее не оказалось. Она появилась в два раза позднее положенного срока в виде сильно вздувшейся и покрасневшей кожи на месте укола. Представляю, как бы меня раздуло, если бы сделали инъекцию положенного объема. Как потом выяснилось, этот укол мне вообще не надо было ставить.

И вот, после всего пережитого, мне вернули моего малыша. Он был завернут в жуткое одеяльце, перевязанное бинтом на котором красовалась бирка с данными. Сын спал и, как мне показалось, чуть улыбался во сне.
Нам сказали, что пока что мы побудем все вместе в этом родовом зале. Роддом был переполнен и свободные палаты отсутствовали. Я обзвонила всех родственников и знакомых и сообщила им о рождении человечка. Моя гинеколог была в шоке, услышав, на сколько килограмм потянул наш малыш. Потом меня навестила мама. Ее пропустили прямо в родовое отделение. Я упросила мужа остаться со мной, был уже глубокий вечер. Как потом выяснилось, поступила абсолютно правильно. Ближе к ночи нас выселили из родовой залы, так как появилось большое количество желающих родить. И мы все втроем ночевали в коридоре. Я на диванчике, муж на стуле, а малыш в сломанном аппарате для недоношенных деток. Муж все еще был одет под доктора и многие папаши, принимая его за врача, просили совета. Сама передвигаться я не могла, очень кружилась голова. А сидеть нельзя было из-за швов. Муж подавал мне ребенка для кормления, кормил меня и вообще отличался крайней степенью заботы и внимания. В нормальную одноместную палату нас поместили только утром и полностью благодаря моей свекрови, которая пришла нас навестить.
От наших первых родов у меня остались вполне лучезарные воспоминания. Хотя муж, когда первое время рассказывал, как мы рожали, обязательно закатывал глаза.

Вот так это было в первый раз:) Продолжение следует...

2 комментария:

  1. Спасибо за рассказ!! Впечатляет!! С нетерпением ждем второй обещанный рассказ :)

    ОтветитьУдалить
  2. почитала, впечатлилась. вот думаю. у всех роды по разному проходят , но у всех потом кайф и расслабление. а самое главное, все нехорошее забывается когда берешь масявку на руки :)

    ОтветитьУдалить